У камина. Глава 1. Усталый Путник

Доброго времени суток, усталый Путник!
Ты зашел ко мне, так сядь, отдохни. 
Расскажи, как ты жил все это время.
Чему научился за жизнь минувшую.
Что нового узнал?
Какие ошибки понял?
И о чем хочешь узнать в дальнейшем? Ты не решителен и печален.
Ты говоришь, что устал, но я не вижу особо мозолей на твоих руках или опухших от долгой дороги ног. Нет?
Ты устал от жизни? Странно это слышать.
Ты пришел сюда, чтоб Жить, а теперь говоришь, что устал.
Как звать, тебя, милый путник? Давай познакомимся и отдохнем у камина.
Давай же, не стесняйся, заходи, отдыхай.
Вот чашка теплого чая и кусочек хлеба.
Разговор будет долгим и душевным. Так ты сможешь вспомнить от чего ты устал и набраться сил для нового Пути.
Я не буду тебя держать насильно, будь рядом столько сколько нужно тебе.
И уходи когда посчитаешь нужным, прощания не обязательны, ведь ты, устав однажды, еще вернешься в мой теплый дом. A в то время пока ты странствуешь, проходя новые свои дороги и изучая маршруты путей, на твоем месте отдохнут другие.
Мой дом всегда полон таких же странствующих путников.
Путников по жизни. Ищущих и не нашедших.
Важно, что ты встал и начал двигаться, и не зная  правил и направления быстро вымотался и устал. Мы разберемся с каждым этапом твоей жизни, чтоб ничего не упустить и не оставить без внимания. А то, что ты желаешь утаить, пусть останется только для тебя. Я буду задавать вопросы, но ответ не нужно давать вслух, порой, важнее ответить самому себе. А когда пожелаешь поделиться или услышать совет, я буду внимательно слушать и не перебивать, т.к. в этом рассказе нет мелочей и каждая деталь, является необычайно важной для меня.
Sk85nCV3acI
И путник неуверенными шагами вошел в уютную комнату.
Здесь все тепло и просто.
Каждая вещь на своем месте.
Путник огляделся, перед ним стоял большой диван и кресло-качалка с пледом, накинутым на его спинку.
-Я очень долго шел сюда и уже не смогу найти дорогу обратно, — произнес он.
— Я уже давно не вижу солнца и звезды перестали освещать мой путь. Ты прав, я заплутал. Я устал и очень хочу спать, т.к. только сон способен восстановить мои силы. Ведь даже тебя я не вижу. Быть может я слеп?
— Нет, твои глаза по-прежнему здоровы, а от усталости и потери веры в себя, ты стал смотреть под ноги и забыл поднять голову вверх. Со мной многие хотят познакомиться, но пока не пришло время.
Попей чая и угостись едой.
Я буду внимательно слушать тебя, когда ты разговариваешь и когда молчишь.
— Твой голос звучит как река. Я так боюсь остаться один. Не покидай меня в моем молчании. Нет-нет, лучше, я буду говорить, так я буду уверен, что ты рядом и никуда не уйдешь. Ведь ты не уйдешь, пока я говорю?
— Я не оставлю тебя, когда ты говоришь и пока молчишь, я буду рядом, пока ты сам не решишь уйти.
— Ты только меня не прогоняй, мне здесь так тепло и уютно и кажется, что все тайны мира, я уже знаю, я так уверен, во всем и в то же время не знаю ничего. Но может ты сядешь рядом, так я буду уверен в тебе еще больше, я буду видеть, что ты рядом.
— А я и так рядом, ты увидишь меня, когда снова прозреешь, а когда отдохнешь, пойдешь дальше.
— Я знаю, я верю и все же, мне будет спокойнее, если я смогу взять тебя за руку и почувствовать твое тепло.
— Чувствуй мою любовь к тебе. Этого достаточно.

— Но кто ты?

— Вопрос, кто ты?

— Я Путник, сбившийся с дороги, устали ноги, мои глаза меня подводят. Я чувствую, что нет Пути. Я потерялся и ослеп, в моей душе покоя нет. Я долго шел, потом бежал и снова шел, я так устал, попав в твой дом я осознал, как труден путь и что пора остановиться, отдохнуть.

Я буду много говорить, быть может ты захочешь меня спросить о чем то, что со мною было, ты спрашивай, я все скажу, отвечу на любой вопрос, я много жил и много перенес, я знаю всё. Везде ходил. Я так устал, я не ходил, скорей блудил. Блудил в плену своих же грёз.
Я странный Путник, я замерз.
Позволь погреться, выпить чая, и свой рассказ я начинаю.

— Я был уставший, я болел. Забыл про мудрость дня и благость ночи, про сон забыл, всего хотел, работал много, между прочим.
Еще вот рассказать желал: меня терзали жуткие сомнения, но я стремился, не имея цели.Я помню маму и отца, тепло руки, что подавали, когда я в лужу лез меня немного да же поругали. 
В тот миг казалось, что земля намного меньше, чем планета, как объяснить тебе все это. Он помолчал:
— Нет не смогу,
ведь это ж надо извернуться, сказать вот так чтоб изнутри в те ощущения окунуться.Я был послушным, я любил, кого положено, по списку, собаку, кошку, и мальчишку, что был соседом во дворе.
Я знал, что это не совсем меня заботило и все же любил того, кто близок мне, кто носик к носу, кожа к коже.
Сегодня нет того, кто был тогда. Кто от любви моей бежал, кто целовался, как играя. Кто был со мной не потому, что я все знаю, а просто был, и просто рядом, молчал, любил, смотрел.
И взглядам тем уж не вернуться, не прийти в моей судьбе закончен срок. И я устал, я весь продрог, мурашки бегают стадами, я не могу вернуться к маме. И в детство не смогу сбежать, туда обратно, в песни, пляски, в велосипеды и коляски, я не смогу, я так хочу, туда на ручки к доброй маме, глаза в глаза, лицом к лицу. Вдыхать и ждать, чудить и слушать, любить, любить весь мир и кошек. Всех до последнего жучка, всех маленьких, больших и гадких. На зло соседке взять и спрятать ей ужика у каблука, пусть повизжит, и покричит. Пусть испугается немножко, я буду ждать, в углу, и кошка мяукнув к маме подбежит, мол: «он не бандит, не паразит, он добрый и не понимает, как можно ужика бояться, он знает, знает, знает, знает. Не будет он….» А кошка только мяу, и мяу.
И ходит рядышком с окошком, ты не виновен, ты не знал.
Соседке, плохо, что ж урок получен и усвоен.
Я много плакал от того, что во время не выучился в школе, не знал друзей, любил не тех, потом и тех любил, но все же. 
Пришла пора назвать успех моим заслуженным позором!
Я добивался, Я хотел, стремился, вился и взлетел, как уж под каблуком соседки.
Он был растоптан и убит.
А мама плачет: «Нет мне места, в твоей душе, там есть невеста!»
Я забыт, не матерью, а той невестой, была родня, был стол горой, все гости пили, если сладко, кричали «Горько» и порой
свой взор кидал украдкой на маму, мамочку мою. Она сидела и молчала и не было ей горше дня, чем этот праздник для меня.Потом все гости разошлись, поплыли будни день за днями и стал я понимать про жизнь чуть может больше, чем с друзьями, я понял, что не был отцом, а был прохожим, вместе жили, мы жили вместе, но не в лад, кто в огород пойдет, кто в сад и мысли разные кружили.
Я заблудился, я ослеп, чего сказать, не слышно больше твой голос в этой тишине, ты слышишь сердце бьется?
оно во мне, еще во мне, а значит место остается и для любви и для прощения.
Я помолчу
путник_2
Они ушли, ушли вдвоем бесшумно, тихо и не беспокоя, остановив меня в бегу моем, тогда не знал я это горе. казалось умерло два тела. похоронил, отпел в чем дело?
нет не прощанья, ни тревоги, зачем прощения и ….
не понял я в тот миг небесный, что крик души моей чудесной не слышан мне и снова побежал. моим делам не надо счета, все говоря не для того. 
Грешил, молился, делал дело. И получал, то что успело лишь долететь до неба, до НЕГО. А он молчал, не отвечая, смотрел, ругал и укорял, хвалил, внимал и поощрал! Так мне казалось.
Вёл диалог я, но с Душой не смог связаться, все в бегах, в попытках, в поисках, в учениях.
Избрал я Путь, пройтись один и вдруг весь мир перевернулся. Пришло спокойствие и стыд. 
За то что раньше, я не понял, любить любил, но не достоин, я был для тех кем был любим.Я плакал и кричал от боли, опять один и до учений прошел весь путь земной.
Встречался я и расставался.
И снова был один. 
Просил Учителя и научился смотреть я вглубь веков, а где ж Душа?
Парила в небе, и без меня, она ждала, когда среди подобных бредней, я вспомню нежные слова.
Слова любви не к просветленью, не к Богу, даже не к отцу. К себе!
Любви забвенья мне были как то не к лицу. Любить себя?
Ведь это ж надо простить, принять, потом забыть.
Войти в то самое, в момент рождения и снова быть, и полюбить.
Прийти к тому, что было надо пройти весь Путь и вот теперь, стоять у врат, должно быть надо открыть не врата, а лишь дверь. Дверь к самому себе. Услышать как бьется сердце, как устали руки нести все то что в жизни накопил.
Увидеть как проходит время, и как в движении лишился сил. Я больше не усталый Путник. Я человек, любим собой. Твой чай волшебен, а камин уютен.
Кто ты?
— Ты не ко мне пришел, к себе, забудь что между нами пропасть. 
Душа, еще не значит сердце, а сердце не добавит мудрость.
В тебе одном сохранено: Любовь и сила понимания и знания есть, что накопил, есть круг времен, есть мироздание, нет больше СИЛ! открылся целый мир перед тобою, твой мир и мир Души, мир сердца, разума. Ты воин?
-нет, нет.
— Тогда скажи, за что ты бился эти годы, сражался, падал и вставал. Ты создан, как дитя природы, затем восстал и потерял, ты потерял себя и маму за это не зачем винить, она дала тебе невзгоды?
путник_3
Она должна тебя любить? 
Она не стала бы виною, когда бы ты ее не обвинил.
В твоей Душе созрели всходы, ты как всегда не долюбил. 
Себя любить уже довольно, но ЭГО есть и ты подлец, стал бичевать свои невзгоды, лелеять мысль , что ты Творец!
Творец Души, Творец свободы, что рано как то ты взлетел, что стал считать себя народом, всеобщим святом, ты зардел?
Тебя задели эти речи?
Твой Путь не пройден. Ты пойми, прошел ли ты дитя природы, хоть полпути?
Увы, молчишь, не понимаешь
— К чему все речи, я не молчу, я вновь устал!
Имел мечту, стремясь к просвету, и что в итоге?
Яркий свет, нет света выше, нет мудрее, того, что есть в Душе моей. Её обрел я, забывая, что есть и жизнь, она земная, и снова впал в унынье я.
Где истина, где цель, где средства. Чему меня учили с детства.
Я знал, что что-то есть и выше, полез, под самой крышей я оказался и упал.
Упал, разбился, снова встал.
Моим страданьям нет предела. И разве это было?
— Нет.
Нет-нет, моя душа упала.
Она летала, много испытала, была в огне и леденела, пылала, сново замерзала.
Моя душа жила, а Я? Я потерялся. Нет меня. Куда же двигаться мне дальше, где нет людей, где нету фальши, где ясный образ процветанья, где есть познание мирозданья.
И я узнал, что нечто выше, что есть на крыше и над крышей.
Поднялся вновь, забыв про ЭГО.
А Эго ли забыло про меня?
Что есть во мне, что нету в людях?-Усталый Путник стал смиренным, спокойным и в этот миг пришло прозренье, пришло и улетело вновь, как некий всплеск, как солнца луч.
Он есть и в то же время нет.И глубже опустился свет, во тьму души, в страданья ночи, в белесый отблеск фонарей, светящих путнику скорей, чем тот дойдет до нужной точки.И все же видно, вот оно!
И ускользает все равно!
— Как мне поймать тот самый миг, когда той цели я достиг?
— Зачем ловить? Сиди и жди, ты успокойся, погляди.
Вот то, что делаешь однажды и то, что повторяешь много раз.
Вот цель твоя, она менялась, то уходила, повторялась и каждый новый день во тьме тебе казался чем-то странным и не привычным, не желанным.
— Я так хотел прожить все жизни сразу , что вот в одну, единым разом.
Наверх стремился, а не вниз. Я помню были огорчения, когда искал, когда страдал, когда имел свои ученья, я так не знал, я забывал.
Мне было нужно это очень, прийти к себе в мгновенье ночи, найти, то самое, что есть внутри сидит и ждет, а я снаружи ищу и бегаю натужно.
Нельзя мне быть среди людей, я был один и я не в горе.
Я счастлив был, оставшись в чистом поле. Один, один, совсем один.
Среди пейзажей и картин, я сел очистив свою душу. Сменив сознание свое. Я ждал и ждал, сидел и слушал. Не в голос, песня для нее.
Она была свежа, наивна, не знала горестей, утрат.
Она была безумно сильной и в то же время во сто крат слабей меня.
Она явилась, в тот самый миг, когда затих и ветер буйный и волненье моря и стаи птиц замолкли вдруг.
В миг тишины раздался стук. Ко мне пришла она незванно. И я открыл свои врата.
Я был любим, я был желанным, опять она была не ТА.
— А что потом?
— Потом устали мы друг от друга, от друзей, от шумных сборищ от вестей, которым с виду счета нету, я мог бы издавать газету.
Он усмехнулся. ВОТ ОНО!
— Не то я делал, все равно! Любил любя, скорбил скорбя. Ушла она в покрове ночи, ушла к другому, между прочим.
Я не забыл, я все простил. Себя вот только разлюбил.Не знал печали, веселился, играл счастливого отца.
Я не стремился, не водился.
Приняв, все прелести певца, на горло песне не вставая, гласил в тот миг, что было сил.
Уйдя от всех, я ожидая прозрения мудреца. Всё ждал.
Но не настало!
Ни дало это ничего!Я опечался и злился, не понял что произошло. Ушла жена, забрала сына, а я остался в том в чем был.
Где смысл, скажи мне?Нет ответа, ты все же слушаешь меня?
Я не спросил тебя совета, быть может это важно для меня.
Ты не почувствовав все это, желаешь слушать от меня? Про жизнь твою, про слезы, страсти.
Ты знаешь лучше же, чем я. Ты видишь шире, смотришь дальше, ты знаешь больше во сто крат.
Кому как не тебе без всякой фальши сказать мне о моей беде. 
Ты не поймёшь.
А ты ответь мне, быть может все таки пойму.
— Да незачем искать совета, тому кто глух к себе внутри, слова пусты, в них смысла нету. Они дают лишь внешний взгляд.
В них ты не найдешь свои ответы, прислушайся, ведь ты ж не прав.
— Как я не прав?! Раз я пришел к тебе во тьме, ты должен дать мне объясненья, пройти свой Путь за нас двоих.
— Я слушаю, а не даю советы.
— Зачем тогда, зачем я здесь? Ты не помощник мне, я только трачу время, понять хочу, к движенью нету сил.
Сегодня есть твой день перерождения, забудь о том, что раньше говорил. Нет горестей, печалей и страданий. Есть ты один и есть в твоей души, любви огонь, грех воспоминаний, движения свет и сильный пламень, что сердце некогда спалил.
Ты обретешь сегодня волю твоей Души наступит срок и сам поймешь ненужность речи, к понятью глубже будь готов.
Твоим мольбам не обесточить, уйдут волнения, печаль, тревоги, страхи и сомнения, унынье и блаженный дар, что называешь ты любовью сгорит в момент, как тот пожар, что начал ты своим несчастьям, оставив в бедности сердца, ты разбудил и не напрасно. Зачем оставил без конца?
Но я не смог, не смог найтись. Чем я могу еще спастись?
Не я веду тебя-ты сам, способен в истине очнуться.
А силы, где они возьмутся?
В твоей Душе огромный дар, есть ты, ты сам.
Прийти в спокойствие, ровненье, сядь у огня и созерцай, сиди, пока не привзойдет прозрение, вопросов мне не задавай.
Сиди и слушай, не мечтая, не ожидая ничего. Смотри в огонь, и в центре пламя родится все из ничего.
И он сидел и слушал сердце, потом тихонько встал прозрев, ни слова не сказал, окинув взгядом, лишь поклонился и ушел.
А тот который все равно был рядом, смущенно помахал рукой.
-Прощай мой друг, мне было надо побыть с тобой, тебе со мной.
Мы оба в этой ночи получили и боль и трепет и любовь, потом забыли, возродились. 
Теперь ты — Вновь, я — Новь.


Глава 2. Одинокая женщина.

Добавить комментарий

LightRay