У камина. Глава 2. Одинокая женщина.

 

Sk85nCV3acI

У камина. Глава 2. Одинокая женщина.

Опять в ночи, опять одна стучала женщина чуть слышно, внутри тепло и тишина, а может быть хозяин вышел?
Быть может скоро он придет, меня обнимет, обогреет.
—  ау, скажите, есть здесь кто-нибудь? — пусть косолапый иль хромой, я больше не желаю жить! Мне не приятно быть одной! Меня же нужно полюбить!
Я не высока и не стройна, но в сердце горделивом, была собой умерщвлена для жизни более счастливой.
Ждала, ждала, наступит срок, войдет мой принц, падет коленом на пол:
— Я был в дороге, я промок, а дождь испортил шляпу. Могу ль войти?
И быть с тобой на веки вечные всем телом и душой?

Она ответила б: ну что же, я не ждала тебя , и все же можешь ты остаться.
Жеманно плечиком ведя, сама с собою разговор начав, она одумалась:
ведь я, другого принца не дождалась!
Да, как же так! Мир полон тайн, загадок и сакральных истин. А я? А я? А я?
Я не достойна быть актрисой, той что носили б на руках, рукоплескал толпой бы зритель.
Я не достойна быть в веках прославленной поэтом.
Я не достойна есть и пить.
.
Я не достойна жить!
Всё так, а вот рука тянулась к чашке молока.
Она хотела жить.

И разговор быть может стал последним в этот день, как блудный путник постучать, в незапертую дверь.
— Простите, можно мне войти? Здесь так уютно и тепло.
— Войдите, строго отвечала, он был уж здесь — она не знала.
— Скажите, где хозяин дома?
— Он вышел и придет не скоро.
Тогда, я можно подожду, мне нужно с ним поговорить.
— Поговорить?
— Ну не совсем, я понял всё в тот день, а вот забыл спросить.
О чём?
Как я могу благодарить?
— За что?
— Когда впустил в свой дом, дал сесть, и отдых предложил, Помог набраться сил, для дальних странствий, я решил, что Путь мой правым был и вот вернулся вновь.
Так странно слышать Вашу речь, быть может Вы здоров, но разум Ваш покинул Вас.
Не ждал я этих слов.
— Вы, может быть, хотите сесть, могу Вам чая предложить.
Я на минутку, я готов всем сердцем полюбить весь мир и этот уголок, что дал мне столько слов в молчании, я был готов принять любовь, уйти и снова подобрать слова, что где то потерял. Сейчас я странник, я устал, но не от долгого Пути, Я странник в мире, я пришел, чтоб снова обрести.
— Я думала, что Вы пришли, сказать хозяину «прости, ушел я в Путь, забыв отдать за то что незачем нести»
— За это то же, но сейчас хочу любить весь мир.

Он поклонился и склонясь, он поблагодарил себя и этот дом и все что в нём, но все же вышел за врата и удалился вновь, оставив, смутные слова, что возродятся вновь.

Быть может ОН, ах нет — не он! Он слишком, слишком, слишком.. для меня.
Не знаю я чего же в нём …. открылось сердце без огня.
Я не устала, я больна, больна собой и свой успех, я б навсегда бы отдала….,

когда в душе раздался смех.

Какой успех?
Да ты о чем?
Ты «никчемушна», ты больна!

Твой разум болью замутнен, а ты не ведаешь конца, того что будет и о том, что в сердце теплится мечта, о юном принце, о любви, о том, что повторяет вновь.
Ты скоро встретишь, он придет, и в сердце возродится вновь, тот пламень, что сжигает плоть, то неимоверное стремленье. ТО что зовем сегодня мы Любовь. Любовь взаимна, и тогда сердца, должны стучать из лада в лад, друг друга повторяя такт.

Они должны, звенеть и петь, как по весне капель.
Они должны журчать, кричать родится в этот день, и каждый день, из года в год, они должны звенеть и петь и слушать в такт и думать в лад и не было бы той зимы, когда на сердце холод вьюжный, когда ты думаешь натужно и улыбаешься наружно, а сердце спит, оно устало, иль не родилось? Оно не знало той весны!
Зима, зима, одни мечтанья, сменяют слезы в ожиданье.
Ты не пришел, ну где же ты, куда ведет тебя дорога. Мой дом стоит у темноты, а ты проходишь недотрогой.
Я так устала, петь и плыть по той реке без ожиданий.

Хочу любить, хочу любить,
НЕТ! Все не так!
Я  хочу свиданий, я хочу цветов, внимания и поцелуев нежных.
Хочу я принца без понтов, чтобы любил меня безмерно.

Я выдохлась, как я ждала, лелеяла свои мечтанья.
Я б все на свете отдала, лишь бы только кто-то скрасил ожиданья.
Я ведь была, была, была, той самой и хорошей и плохой, я вдруг почувствовав однажды в себе порыв, окинув взгляд вовнутрь, в сердце испугалась, того, что вижу я внутри.

Внутри себя, лишь эту боль безудержного ожиданья.
Я не способна на любовь, мне столько в жизни не хватало, и я стремилась, я звала на помощь, я кричала и плакала, я! Но тогда не слышно было от людей того, что ожидала.
Никто не встретил, не поймал, мой острый взгляд и нежность ночи не отдал мне!

В этот день не будет мочи терпеть! Да, как я оказалось в столь странном месте и зачем?
Мне хочется освободиться вдруг от всего, ненужность тел мне стала ясна и понятна, Душа спастись должна одна.
Она вскочила и украдкой, как будто прячась от себя, взбежала по дороге наверх, оттуда птицею взвилась, упала на земь и …взмолясь…., отчаянию нет предела.

Осталось лишь на жизнь израненное тело, душа скулит: Ведь я не этого хотела!

Она лежит, она бездвижна, есть время не смотреть и не мечтать.

Теперь она не знает нежность, кругом врачи… И слышен голос внутренний чуть слышно.

 

О Боже, это ли не ты хозяин этой пустоты?
И в этот миг она прозрела.
Но как же тело, где же тело?
— Почувствуй Душу!
— Я не плачу! Я знаю все и наперед! Ко мне придет мое виденье!
Я встану снова и пойду, но буду ль пребывать в сомненьях, когда сквозь боль превозмогу себя и полюблю свою уродливое тело, ту низость собственной души, когда, я умирать хотела и встать пред Богом не найдя любви в едином или в целом, придя к себе чрез много лет.
Я встану, чтоб пролился свет и я увидела, какую Жертву этой Силе знанья принесла.
Я не зардела, я горела и пламенем объятые сердца, должны звучать, как стук колес лишь мимо проходящей электрички.
Так тишина мне не дана, я все еще жива. И я не слышу другого звука, кроме нот любви, что в сердце прозвучат так тихо, но эхом отзовется в сердцах других, таких как я!
И он вошел, проверить пульс, и в тот момент услышал песню, лишь из груди неслось, неслось, дыханье ветра, сила жизни, любви порыв и счастья звук.
Она жила, она проснулась и вот увидев чудо в ней, он полюбил не тело, душу и стал тихонько подпевать.
Быть может этого не слышит весь окружающий народ. Ему не важно он поет.
Он любит, слышит и любим.
Простимся с ней, простимся с ним.
Вернемся в дом, где было тесно одной Душе увидеть рай.
Зажжем камин, услышим песню.
Ты слышишь?
Тихо подпевай.

путник_5

 

У камина. Глава 1. Путник

Добавить комментарий

LightRay